Dark mode


Темная тема
A+ | Сброс | A-
Главное — наказать экспертов. Три года с момента харьковской аварии с участием Зайцевой
Главное — наказать экспертов. Три года с момента харьковской аварии с участием Зайцевой
С момента жуткой харьковской аварии с участием Елены Зайцевой и Геннадия Дронова прошло три года. 18 октября 2017-го года Лексус, которым руководила Елена Зайцева, проскакивал перекресток в центре Харькова на красный сигнал светофора.

Автомобиль столкнулся с Фольксвагеном Геннадия Дронова, который стартовал на желтый. После столкновения автомобиль Зайцевой отлетел на тротуар с людьми.

На месте погибли 5 человек — Алла и Анастасия Сокол, Александр Евтеев, Наталья Умаева, Нина Кобесова. Позже в больнице скончалась и Диана Берченко.

Еще шесть человек получили травмы различной степени тяжести — Оксана Евтеева, Жанна Власенко, Оксана Нестеренко, Анна Комар и Юрий Неудачин. Позже пострадавшей признали и подругу Елены Зайцевой, Марину Ковалеву, она сидела на пассажирском сидении Лексуса.

Киевский районный суд отправил обоих водителей за решетку на 10 лет и обязал выплатить семьям погибших и пострадавшим почти 8 млн грн компенсации. Приговор подтвердили и в апелляции, и Верховном суде.

Читайте: По 31 грн двум потерпевшим: Елена Зайцева начала выплату компенсаций за ДТП

Сейчас оба водителя отбывают наказание в тюрьмах. Елена Зайцева сидит в Покровском исправительном центре №79 в Днепропетровской области, а Геннадий Дронов в Крюковской исправительной колонии №29 на Полтавщине.

Выплаты по 35 гривен

За более чем год, прошедший с момента апелляции, Зайцева выплатила нескольким пострадавшим мизерные суммы, Дронов не уплатил ни копейки. Исправительные учреждения, где находятся осужденные, не предоставляют информацию ни о Зайцевой, ни о Дронове. Оба осужденных запретили рассказывать о себе, — говорит представитель потерпевших Лариса Матвеева.

Как работают в тюрьмах, ходят ли в отпуск за хорошее поведение — неизвестно. Кстати, для того, чтобы получить отпуск осужденные обязательно должны работать.

— Это были небольшие выплаты — около 35 грн за один раз, перечислений таких было очень немного. Это от Зайцевой получили денежные средства. Сведений о том, что от Дронова поступают платежи, у меня вообще нет.

Пострадавшим психологически очень трудно воспринимать эти подачки в 35 грн, эти отписки о нераскрытии информации о себе, для них это обидно и унизительно. Они стараются, как могут восстановить свою жизнь. Кто работает, кто лечится, кто восстанавливает себя.

Такое не забывается и их потери не восстанавливаются, и состояние, которое было до ДТП, они уже никогда не смогут вернуть, — говорит Лариса Матвеева.

Девочка, которую родила пострадавшая в ДТП Жанна Власенко, здорова и не имеет патологий. Сейчас дочери 2 года и 8 месяцев, говорит женщина.

Читайте: Смерть шестерых: Зайцева и Дронов обжалуют приговор в Верховном суде

Жанна была беременной, когда попала от автотрощу на Сумской. За здоровье будущей мамы и ее ребенка боролись врачи, длительное время беременная находилась в медикаментозном сне, но врачам удалось провести успешные роды.

— Мы получили ноль, ровно ноль. Добиваться — оно этого не стоит, какие-то 30 гривен, плюс — это нервы, нужно время находить. Для поддержки здоровья, конечно, делаем что-то, это и психолог, и поддержки в виде массажа, но уже не медикаментозное лечение.

На дочери, я надеюсь, не отразилось это, по крайней мере, на данный момент. Изначально год-полтора у нас были проблемы с неврологией, занимались этим вопросом, но на данный момент все в порядке, — рассказала Жанна Власенко.

Оксана Евтеева, которая в аварии потеряла сестру и мужа, также до сих пор проходит курс реабилитации. Отразилась авария и на здоровье Оксаны Нестеренко — в ДТП девушка получила тяжелые травмы.

А Потерпевшая Анна Комар во время телефонного разговора с Фактами ICTV находилась в больнице, где ей сделали очередную операцию. Ни от Зайцевой, ни от Дронова пострадавшая также не получила ни копейки.

— Я сейчас опять в больнице. У меня была страшная рана на голове — скальпирована и счесана, я ее тогда несколько месяцев лечила. Потом, вроде бы, оно там зажило, потом оказалось, что опять началась деформация кожи и мне вот делали операцию на прошлой неделе. Пока нахожусь в больнице в Кременчуге.

Сейчас уже, конечно, не так страшно. Тогда пришлось искать очень много денег — и на больницу и на реабилитацию. Если бы люди не собирали, если бы не помогли, то это была бы вообще неподъемная сумма для моей семьи.

Сейчас, конечно, легче и я надеюсь, что это уже последняя операция, потому что устала от них, устала лечиться, — говорит Анна Комар.

Прокуроров наградили

Приговор — по 10 лет заключения обоим водителям — пострадавшие считают результатом кропотливой работы адвокатов и общественный резонанс. А вот прокуроры, по мнению потерпевших, обращались не как обвинители, а как адвокаты Зайцевой.

Не пытались добиться честных экспертиз, закрыли глаза на то, что опиаты Зайцевой постепенно исчезли из дела, не добивались определения скорости Лексуса. В Генеральной прокуратуре заслугу максимального приговора зачислили именно прокурорам.

Читайте: Зайцева и Дронов будут отбывать весь срок наказания — решение ВСУ

Через месяц после приговора трех обвинителей по делу наградили. Прокурора Максима Блохина отметили нагрудным знаком За безупречную службу в органах прокуратуры, Валерию Бухану и Игорю Омельченко в порядке поощрения присвоен чин советника юстиции.

Правда сейчас никто из них в харьковской прокуратуре не работает. Бухан и Омельченко уволили в 2020 году, а Блохина перевели в прокуратуру Запорожской области.

Главная задача — наказать экспертов

Сейчас главная задача — наказать экспертов. По мнению представителей потерпевших, они умышленно или по собственному непрофессионализму делали выводы, которые могли привести к несправедливому приговору. Но пока это сделать не удалось.

Адвокат Геннадия Дронова Сергей Перепелица пытался наказать экспертов Харьковского научно-исследовательского института судебных экспертиз имени Бокариуса. Они не высчитали скорость Лексуса Зайцевой, границы перекрестка, где произошло ДТП, тяжесть нарушений и степень вины каждого водителя.

Ведь важно установить кто именно первым — Зайцева или Дронов — нарушили правила, которые привели к фатальным последствиям. Почти всю вину харьковские эксперты-техники перевели на Дронова, по Зайцевой отметили, что у нее не было возможности затормозить и избежать столкновения.

Читайте: Смертельное ДТП в Харькове: Дронов обжаловал приговор

Хотя это опровергли днепровские эксперты, к которым обратился адвокат Перепелица. Их резюме — если бы Зайцева нажала на тормоза, как только увидела желтый сигнал светофора, то остановилась бы еще к перекрестку.

Днепровцы вычислили и среднюю скорость Лексуса Зайцевой — 106 км в час. Однако уголовное производство, инициированное Перепелицей по харьковским экспертам, следователи несколько раз закрывали.

Адвокат возобновлял дело через суд, однако в конце производство все равно закрыли.

Уголовное производство открывало и Государственное бюро расследований. Оно касалось действий следователя Игоря Волкова и нарколога Елены Федирко, которая осматривала Зайцеву сразу после ДТП.

Федирко в суде заявила, что именно Волков руководил ее действиями, указывал сколько у Зайцевой брать мочи и крови для анализа. Зайцева сдавала мочу лишь один раз.

Хотя биоматериала было целый стакан, этого почему-то не хватило для необходимого повторного анализа на наркотики. А вот кровь, взятую дважды, вообще не исследовали, хотя именно анализ крови мог стать безоговорочным доказательством наличия наркотиков.

К тому же, Волков умышленно или случайно не передал экспертам Харьковского областного бюро судебно-медицинских экспертиз документы с анализами мочи на опиаты и развернутый вывод по виду опиатов.

Именно поэтому во время досудебного следствия эксперты не смогли определить наркотическое состояние Зайцевой, из-за чего наркотическое опьянение по делу исчезло.

Читайте: Все когда-то нарушали. Защита Зайцевой просит освободить ее на испытательный срок

Позже, уже в суде, представители потерпевших добились повторного заключения экспертов. Тогда эксперты опять ничего не определили, но причину указали другую — не знают количество опиатов в биоматериале Зайцевой.

Представитель потерпевших Дмитрий Марцонь говорит — уголовное дело по Волковому и Федирко просто замерло.

— В момент открытия дела следователь один раз вызвал, пообщался, мы максимально пытались донести, объяснить, раскрыть ситуацию в деталях. Потом было еще один или два звонка — уточнялись моменты, и больше, насколько мне известно, ничего, — сказал Марцонь.

А вот Лариса Матвеева требует расследования действий экспертов Харьковского областного бюро судебно-медицинских экспертиз, которые не смогли определить, находилась ли Зайцева под наркотиками, потому что не знают количества опиатов в биоматериале.

Но методологии, предусматривающей подсчет опиатов, не существует. С наркотиками важный факт наличия вещества. Это подтвердили как в Центре мониторинга наркотиков МЗ Украины, так и психиатр Борис Михайлов, изучавшие документы, отмечает Матвеева.

Если эксперты сделали это из-за некомпетентности — должны быть освобождены, если это фальсификации — то должны сидеть в тюрьме.

— Они предоставили заведомо ложное заключение, когда отметили, что невозможно такое положение вообще установить. Указанное уголовное производство рассматривалось следственным управлением Главного управления Нацполиции в Харьковской области.

Дело было закрыто, нам не сообщили вовремя об этом, получили мы такую ​​информацию только по запросу и обратились в суд. К сожалению, суд первой инстанции не нашел оснований для отмены постановления о закрытии и мы подали апелляционную жалобу.

Сейчас апелляцию назначено на 9 ноября и в данном случае мы надеемся, что апелляционные инстанции нас поддержат и рассмотрение будет проведено объективно и полно, — отметила Матвеева.

И дело не только в Зайцевой. Эксперты ХОБСМЭ в заключении отметили, что для определения наркотического состояния необходимо знать количество опиатов.

Читайте: Людей доставали через люк: в Запорожье из-за ДТП перевернулась маршрутка Ежегодно в ДТП в Украине погибает 3 тыс. человек: почему это происходит и кто виноват Живьем сгорели трое студентов-медиков из Марокко - подробности ДТП в Запорожье

Если суд встанет на сторону экспертов, это станет прецедентом, и в дальнейшем недобросовестные водители смогут воспользоваться этим решением и избегать ответственности за нетрезвое вождение, уверена адвокат Лариса Матвеева.

— Любое лицо, которое воспользуется тем же способом решения своих проблем с целью избежания ответственности за пребывание за рулем автомобиля в состоянии наркотического опьянения и обратится с аналогичным запросом к экспертам, будет получать точно такие же выводы о невозможности установления наркотического состояния. И будет иметь возможность просто избежать ответственности за это. Мы хотим прекратить эту практику, — отметила Матвеева.

Татьяна Доцяк

Еще новости от: fakty.com.ua